Эхинококкоз и альвеококкоз

Альвеококкоз

Альвеококкоз — паразитарное заболевание, вызываемое личинками ленточного гельминта альвеококка и протекающее с формированием первичного очага в печени. В неосложненной стадии проявления альвеококкоза включают крапивницу, кожный зуд, гепатомегалию, тяжесть и боль в правом подреберье, горечь во рту, отрыжку, тошноту.

Оглавление:

Осложнениями альвеококкоза могут выступать нагноение паразитарной опухоли, прорыв образования в брюшную или плевральную полости, механическая желтуха, портальная гипертензия, метастазирование альвеококка в головной мозг и легкие. Для диагностики альвеококкоза используется УЗИ и сцинтиграфия печени, ангиография, рентгенография/КТ брюшной полости и грудной клетки. Хирургическое лечение альвеококкоза дополняется противопаразитарной терапией.

Альвеококкоз

Альвеококкоз (альвеолярный или многокамерный эхинококкоз) – цестодоз, возбудителем которого выступает личиночная стадия гельминта Alveococcus multilocularis, вызывающего опухолевидное поражение печени с последующим инфильтративным ростом или метастазированием в легкие, головной мозг и другие органы. Альвеококкоз человека относится к числу редко встречающихся природно-очаговых гельминтозов, заболеваемость которым в эндемичных районах составляет 0,01-0,08%. Случаи альвеококкоза встречаются в Канаде, США, Европе (Германии, Австрии, Франции, Швейцарии), Азии, России (Якутии, Камчатке, Чукотке, Западной Сибири, Поволжье). Альвеококкозом чаще заражаются лица молодого и среднего возраста, главным образом, занимающиеся охотой.

Причины альвеококкоза

Для человека опасность представляет личиночная стадия гельминта Alveococcus multilocularis, относящегося к плоским червям подсемейства Echinococcine. Половозрелые формы альвеококка по строению близки к эхинококку, однако отличаются количеством крючьев на сколексе (обычно 28–32 шт.), отсутствием боковых ответвлений в матке, расположением полового отверстия в передней части членика. Основное отличие паразитов заключается в строении финны, которая у альвеококка имеет форму гроздьевидных пузырьков, заполненных студенистой массой. Дочерние пузырьки образуются путем почкования и растут наружу, а не внутрь, как у эхинококка.

Взрослый альвеококк имеет размеры 1,6-4 мм, состоит из головки с 4 присосками и крючьями, 2-3-х члеников. В последнем членике располагается шаровидная матка, содержащая около 400 яиц. Ленточный гельминт паразитирует в кишечнике песца, волка, лисицы, собаки, кошки, которые являются основными хозяевами альвеококка. Зрелые яйца с фекалиями животных выделяются в окружающую среду, откуда попадают в организм промежуточных хозяев (мышей, ондатр, речных бобов, нутрий и человека), где протекает личиночное развитие паразита. Заражение человека альвеококкозом может происходить при занесении в рот онкосфер гельминта во время охоты, разделки туш диких животных, снятия и обработки шкур, контакта с домашними питомцами, употребления в пищу лесных ягод и трав, загрязненных яйцами гельминта.

В организме человека личинка альвеококка выходит из яйца и с кровотоком заносится в печень, где почти всегда задерживается. Первичный альвеококкоз других органов встречается крайне редко. В печени личинка трансформируется в пузырек диаметром 2-4 мм, который начинает размножаться путем экзогенного почкования. Постепенно в соединительнотканной строме печени формируется плотная, мелкобугристая паразитарная опухоль диаметром от 0,5 до 30 см и более. На разрезе узел альвеококка имеет вид ноздреватого сыра (или пористого свежего хлеба), состоящего из большого количества хитиновых пузырьков. Аналогично злокачественной опухоли, паразитарный узел способен прорастать в окружающие ткани и органы (сальники, диафрагму, поджелудочную железу, правую почку, надпочечник, легкое и др.), лимфатические пути и кровеносные сосуды, распространяясь с током крови по организму и образуя отдаленные метастазы, чаще всего в головном мозге.

Симптомы альвеококкоза

В развитии альвеококкоза выделяют бессимптомную, неосложненную и осложненную стадии. Характер течения альвеолярного эхинококкоза может быть медленно прогрессирующим, активно прогрессирующим и злокачественным. Доклиническая стадия альвеококкоза может длиться долгие годы (5-10 лет и более). В это время больных беспокоит крапивница и кожный зуд. Выявление альвеококкоза в этот период обычно происходит с помощью УЗИ, выполняемого по поводу другого заболевания. В раннюю манифестную стадию симптомы альвеококкоза малоспецифичны, включают гепатомегалию, тяжесть и тупые боли в правом подреберье, давление в эпигастрии, горечь во рту, тошноту. При осмотре нередко обнаруживается увеличение и асимметрия живота; при пальпации печени определяется плотный узел с неровной бугристой поверхностью. Больные ощущают слабость, ухудшение аппетита, похудание. При альвеококкозе возможны периодические приступы печеночной колики, диспепсические явления.

Наиболее частым осложнением альвеококкоза служит механическая желтуха, обусловленная компрессией желчных путей. В случае присоединения бактериальной инфекции может развиваться абсцесс печени, что сопровождается усилением болей в правом подреберье, появлением гектической лихорадки, ознобов, проливных потов. При прорыве паразитарной полости может развиваться гнойный холангит, перитонит, эмпиема плевры, перикардит, плевропеченочные и бронхопеченочные свищи, аспирационная пневмония. В случае сдавления опухолевым конгломератом ворот печени возникает портальная гипертензия, сопровождающаяся варикозным расширением вен пищевода, пищеводными и желудочными кровотечениями, спленомегалией, асцитом. При заинтересованности почек развивается протеинурия, гематурия, пиурия, присоединяется инфекция мочевыводящих путей. Следствием иммунопатологических процессов служит формирование хронического гломерулонефрита, амилоидоза и хронической почечной недостаточности.

Метастазирование альвеококка чаще всего происходит в головной мозг; в этом случае возникают очаговые и общемозговые симптомы (джексоновские приступы, моно- и гемипарезы, головокружения, головные боли, рвота). Тяжелое и скоротечное течение альвеококкоза наблюдается у пациентов с иммунодефицитом, беременных, лиц, страдающих тяжелыми сопутствующими заболеваниями. Нередко альвеолярный эхинококкоз заканчивается летально.

Диагностика и лечение альвеококкоза

При обследовании больных с подозрением на альвеококкоз выясняется эпидемиологический анамнез (проживание в эндемичных зонах, занятие охотой, сбором дикорастущих ягод, обработка шкурок и тушек диких животных, профессиональные риски и пр.). Для ранних стадий характерны положительные аллергические тесты (эозинофилия, реакция Казони с эхинококковым антигеном). Специфические методы лабораторной диагностики альвеококкоза включают иммунологические реакции (РИГА, РЛА, ИФА), ПЦР. Для выявления альвеолярного эхинококкоза печени, величины и расположения паразитарного узла используется обзорная рентгенография брюшной полости, УЗИ и допплерография печени. Неинвазивной альтернативой артериографии и спленопортографии является компьютерная томография. В сложных ситуациях используется сцинтиграфия печени, диагностическая лапароскопия.

При подозрении на альвеококкоз исключаются другие очаговые поражения печени: опухоли, гемангиомы, поликистоз, цирроз, эхинококкоз. Для выявления метастазов проводится рентгенография грудной клетки, МРТ головного мозга, УЗИ почек и надпочечников и т. д.

При альвеококкозе печени показано хирургическое лечение, дополненное противопаразитарной терапией. Чаще всего операцией выбора служит резекция печени в пределах здоровых тканей (сегментэктомия, лобэктомия), однако радикальное удаление паразитарной опухоли возможно лишь в 15-25% случаев. При невозможности радикального иссечения узла производится его частичная резекция или вылущивание с последующей инфильтрацией химиотерапевтическими препаратами (раствором трипафлавина, формалина) или разрушением паразитарной ткани с помощью криовоздействия. В отдельных случаях используется операция марсупиализации паразитарной каверны, стентирование желчевыводящих протоков. Системная противопаразитарная терапия альвеококкоза осуществляется левамизолом, мебендазолом.

Прогноз и профилактика альвеококкоза

Медленное и бессимптомное развитие паразитарной опухоли приводит к тому, что в большинстве случаев альвеококкоз диагностируется поздно, что часто не позволяет провести радикальное лечение. Прогноз при альвеолярном эхинококкозе достаточно серьезный: без лечения 10-летняя выживаемость не превышает 10-20%. Гибель больных наступает вследствие гнойных осложнений, печеночной недостаточности, профузного кровотечения, прорастания опухоли в близлежащие органы с нарушением их функций, отдаленного метастазирования в головной мозг и др.

Профилактика альвеококкоза сводится к проведению дегельминтизации домашних животных, ветеринарному надзору, соблюдению мер предосторожности при взаимодействии с дикими животными, санитарно-просветительной работе с населением эндемичных районов. Лица, подвергающиеся повышенному профессиональному риску заражения альвеококкозом (пастухи, охотники, работники звероферм и др.), подлежат регулярному скрининговому обследованию.

Альвеококкоз — лечение в Москве

Cправочник болезней

Инфекционные болезни

Последние новости

  • © 2018 «Красота и медицина»

предназначена только для ознакомления

и не заменяет квалифицированную медицинскую помощь.

Источник: http://www.krasotaimedicina.ru/diseases/infectious/alveococcosis

Альвеококкоз (альвеолярный эхинококкоз) печени

Альвеококкоз (альвеолярный эхинококкоз) — это тяжелое паразитарное заболевание, возбудителем которого является ленточный гельминт. Он проникает в ткани печени, разрушая нормальные функциональные клетки, а также может мигрировать по организму и вызывать метастазы в легких и других органах. В организме человека паразитирует его личиночная стадия. Альвеококкоз печени лечится оперативным путем, медикаментозными способами вывести гельминтов невозможно.

Причины заболевания

Заболевание распространено по всему миру, часто его регистрируют в странах Центральной Европы, Северной Америки и Азии. Его возбудитель у человека — это личиночная форма цепня Alveococcus multilocularis, который относится к классу эхинококков. Основной путь заражения — оральный, то есть при поедании продуктов, загрязненных яйцами глистов, или контакте с животными. Источником инфекции могут выступать как дикие, так и домашние животные.

Возбудитель альвеококкоза

Жизненный цикл гельминта состоит из чередования личиночной и зрелой стадий. Он может паразитировать у разных видов животных, а также у человека:

  • промежуточные хозяева — дикие полевые грызуны и человек;
  • окончательные хозяева — плотоядные: собака, волк, лисица и другие.

У хищников болезнь протекает в легкой форме. Зрелая особь глиста — это небольшой (до 3 мм в длину) червь, который обитает в кишечнике. Он не проникает во внутренние органы и выводится с калом. В организм плотоядных животных паразит проникает при поедании зараженных грызунов.

Промежуточные хозяева проглатывают яйца глистов при поедании загрязненной травы. В их организме яйца превращаются в личиночную стадию и проходят развитие во внутренних органах, в том числе в печени. Человек в этой цепочке является биологическим тупиком, поскольку не может служить кормом для хищных животных. Он может заразиться, принимая в пищу плохо вымытые овощи и фрукты, при разделке туш или даже при контакте с домашними животными, зараженными альвеококкозом.

Источником заражения могут служить животные, в том числе домашние

Патогенез — как развивается гельминт в организме человека?

Попадая в пищеварительный тракт человека, личинка покидает яйцо и проникает в кровеносные сосуды. С током крови она заносится в печень, где оседает и продолжает свое развитие. В паренхиме органа паразит выглядит как круглый пузырь диаметров до 4 мм. Затем он начинает размножаться путем экзогенного почкования, и пузырь растет. Спустя некоторое время в печени разрастается крупная опухоль, которая может достигать до 30 см в диаметре.

На разрезе альвеококковая опухоль напоминает пористый сыр. Она состоит их множества мелких пузырьков, которые разделены между собой перегородками. Опасность этого гельминтоза состоит в том, что образование может метастазировать. По мере роста оно не отодвигает окружающие ткани паренхимы, а прорастает сквозь них. Также возбудитель может проникать в кровеносные и лимфатические сосуды, распространяться по организму и образовывать новые опухоли в отдаленных органах.

Симптомы болезни

Альвеококкоз печени развивается стадийно. Симптомы могут меняться в зависимости от размера опухоли и наличия метастаз. Всего выделяют 3 основные формы этого заболевания:

Бессимптомная стадия альвеолярного эхинококкоза — это период, когда размер образования не влияет на функциональность печени. Он может продолжаться до 5—10 лет, поскольку опухоль растет медленно. Единственный симптом, который беспокоит пациента, — это зуд и высыпания на теле по типу крапивницы. Это связано с выделением токсичных отходов жизнедеятельности, которые вызывают аллергию. У некоторых больных эта реакция может не проявляться.

На разрезе видно, что опухоль состоит из множества мелких пузырьков

Следующая стадия проявляется, когда опухоль достигает крупных размеров и травмирует ткани печени. В этот период у пациента диагностируют следующие симптомы:

  • боль в правом подреберье;
  • похудение, расстройства пищеварения;
  • тошнота, рвота, ощущение горького привкуса во рту;
  • увеличение и воспаление печени.

При осмотре и пальпации в некоторых случаях можно обнаружить плотный неровный узел на печени. Дальнейшая диагностика осуществляется на основании ультразвукового исследования, рентгеновских фото и анализов крови.

Осложненная стадия — это результат прорастания альвеолярной опухоли в окружающие ткани. В зависимости от направления ее роста и от того, какие ткани повреждены, симптомы могут отличаться. Так, передавливание желчных путей проявляется желтухой — кожа и видимые слизистые оболочки приобретают желтый или оранжевый оттенок. Паразиты могут также провоцировать появление абсцессов печени — нагноение тканей и прободение паренхимы. Опухоль окружена капсулой, но она может травмироваться, и ее содержимое вымещается наружу. Так развивается перитонит, гнойное воспаление плевры или перикарда. Если образование передавливает сосуды, повышается давление в вороной вене. Клинически это проявляется асцитом (скоплением патологической жидкости в брюшной полости), внутренними кровотечениями, в том числе желудочными и кишечными.

Отдельные осложнения развиваются при метастазировании паразитарной опухоли в различные органы. Симптомы при этом отличаются:

  • при поражении почек — протиенурия, гематурия, которая дополняется инфекцией мочевыводящих путей;
  • при попадании паразитов в головной мозг — различные неврологические симптомы, самыми легкими из которых станут головные боли, головокружения, тошнота и рвота.

Сама опухоль может быть разных размеров. На разрезе она напоминает альвеолярную структуру легких, из-за чего гельминт и получил свое название. Самое опасное в альвеококкозе — это то, что болезнь может сопровождаться гнойным воспалением. Она может протекать по типу сепсиса при попадании токсичных продуктов жизнедеятельности в кровь пациента.

Методы диагностики

При первичном осмотре врачу необходимо узнать об образе жизни больного. В зоне риска находятся лица, которые контактируют с сырым мясом, занимаются охотой, сбором дикорастущих ягод либо просто проживают в районах с неблагополучной эндемической ситуацией. Далее проводится пальпация печени и выдается направление на дополнительные анализы.

В ходе диагностики нужно отличать паразитарные опухоли от других схожих повреждений печени

На ранних этапах положительный результат дадут аллергические пробы с эхинококковым антигеном. Для получения точной картины на поздних стадиях необходимо провести несколько исследований:

  • УЗИ печени и других внутренних органов;
  • рентгенографию брюшной полости и грудной клетки;
  • допплеровское исследование сосудов печени.

Паразитарные образования необходимо дифференцировать от опухолей, кист, эхинококкоза или цирроза. Также проводят полное обследование организма больного, чтобы вовремя обнаружить возможные метастазы в других органах. Они могут быть меньшими в диаметре, чем основной пузырь, и не проявляться клиническими признаками.

Лечение альвеококкоза

Единственный способ избавиться от паразитов в печени — это хирургическое вмешательство. Все методы можно разделить на радикальные (резекция печени) а паллиативные. Удаление поврежденного участка считается наиболее простой и эффективной операцией, но она имеет некоторые противопоказания. Например, она затруднительна при наличии нескольких крупных пузырей.

Радикальный метод

Резекция участка печени — это удаление паразитарного пузыря с окружающими тканями. Размер образования при таком вмешательстве не имеет значения. Перед операцией хирург учитывает взаимодействие опухоли с сосудами печени — если они не вовлечены в патологический процесс, противопоказаний нет. Резекцию также можно проводить при наличии метастаз в других органах.

Прогноз зависит от многих факторов. Больные хорошо переносят потерю даже внушительного участка печени и полностью восстанавливаются после вмешательства. Осложнения и рецидивы могут возникать, если в ходе операции образование было удалено не полностью либо были оставлены незначительные метастазы по соседству с основным узлом.

Операция — это единственный возможный способ избавиться от гельминтов

Паллиативные операции

Паллиативными называют операции, которые не подразумевают полного удаления опухоли. Существует несколько методик, при которых опухоль не вырезается полностью. Они проводятся при наличии противопоказаний к радикальной резекции печени.

Паллиативные резекции

В ходе вмешательства удаляются участки поврежденной ткани с сохранением небольших пластинок в опасных зонах. К таким зонам относят область ворот печени и нижней полой вены, недоступные для резекции. Эта техника используется, если часть опухоли операбельна, а некоторые ее участки удалить не представляет возможности. Операция не менее травматична и сложна в исполнении, чем полная резекция печени.

Марсупиализация

Эта операция представляет собой дренирование паразитарных каверн. Она обоснована, если образование достигает крупных размеров, а внутри него находится полость распада с гнойным содержимым. Такое вмешательство целесообразно проводить, чтобы уменьшить токсическое влияние продуктов распада тканей на организм, а также для предотвращения образования свищей. В некоторых случаях проводят повторную операцию (полную либо паллиативную резекцию). Если это невозможно, полость просто очищают от гноя и токсинов.

Кускование паразитарного узла

Кускование — это частичное удаление образования. Его можно провести на крупных опухолях, которые растут длительное время и не затрагивают кровеносные сосуды. В ходе операции пораженные ткани снимают слоями, не выходя за пределы узла. Получившуюся полость обрабатывают противопаразитарными препаратами и подшивают к краям раны.

Желчеотводящие операции

Показание к подобным операциям — это нарушение оттока желчи, которое проявляется желтухой. Существует несколько основных методик ее проведения:

  • холангиохолецистостомия;
  • транспеченочное дренирование.

Наиболее простой среди техник считается интубация желчных протоков. В их полость вставляются нитиноловые протезы, которые не позволяют опухоли их передавливать. На основную причину заболевания эти методики не влияют.

Пересадка свищей в кишечник

После проведения некоторых паллиативных операций (кускования или дренирования опухоли) многие пациенты страдают от желчных свищей. В таком случае можно выводить их в кишечник через специальные дренажи. В таком случае вживляются несколько дренажей, чтобы закупорка одного из них не приводила к застоям желчи.

Техника при прорывах полостей распада

Прорыв образования в брюшную полость — это причина гнойного перитонита. Таким больным проводят экстренные операции, в ходе которых дренируют и тампонируют полость распада, выполняют санацию брюшной полости. Вмешательство более затруднительно в случае прорыва опухоли в грудную полость.

Вмешательство при желчно-бронхиальных свищах

При появлении желчно-бронхиальных свищей выполняется операция со вскрытием брюшной и грудной (либо только грудной) полостей. В ходе вмешательства необходимо разобщить свищ и дренировать полость распада. У некоторых больных удается провести операцию совместно с резекцией печени.

Альвеококк имеет сложный цикл развития с чередованием промежуточного и постоянного хозяев

Профилактика и прогноз

Основной метод профилактики — это соблюдение правил гигиены. Овощи и фрукты следует мыть перед употреблением. Также в привычку должно войти мытье рук перед каждым приемом пищи, после выхода на улицу и особенно после контакта с животными. Родителям обязательно стоит проводить воспитательные работы среди детей. Им необходимо рассказать о важности гигиены и возможных последствиях. Недопустимо разрешать им контактировать с уличными животными. Помимо альвеолярного эхинококкоза, они могут быть переносчиками других паразитарных, бактериальных или вирусных заболеваний.

Альвеококкоз печени — это опасное паразитарное заболевание, которое может приводить к летальному исходу. Яйца глистов попадают в организм человека с пищей при несоблюдении правил гигиены. Далее они проникают в печень и размножаются, образуя крупные образования. Единственный метод лечения — это хирургическое вмешательство. Прогноз при этом гельминтозе зависит даже не от размера опухоли, а от степени повреждения сосудов и окружающих тканей, а также от наличия метастазов в отдаленных органах.

ВНИМАНИЕ! Вся информация на сайте является популярно-ознакомительной и не претендует на абсолютную точность с медицинской точки зрения. Лечение обязательно должно проводиться квалифицированным врачом. Занимаясь самолечением вы можете навредить себе!

Источник: http://zpechen.ru/bolezni/alveokokkoz-alveolyarnyy-ehinokokkoz-pecheni

Эхинококкоз и альвеококкоз

ЭХИНОКОККОЗ И АЛЬВЕОКОККОЗ ПЕЧЕНИ ( ХИРУРГИЯ )

Эхинококкоз наиболее часто встречается в Европе, на севере и востоке Африки, в Центральной, Южной и Восточной Азии, на западном побережье Южной Америки (И. Л. Брегадзе, 1981; Р. 3. Икрамов и соавт., 1990). В некоторых регионах в последние годы наблюдается существенное повышение заболеваемости. Так, по данным Н. Я. Кабанова и соавторов (1990), в отдельных рай­онах Поволжья зараженность убойного скота, являющаяся объек­тивным признаком эпидемиологической обстановки, составляет 5 %.

Количество наблюдений альвеококкоза в мире достигает 2500—-2700 (Б. И. Альперович). Заболевание характеризуется природной

очаговостью и встречается в Баварии и Тироле (на территории Австрии и ФРГ), Швейцарии, на юге Франции в области Юрских гор, на Аляске, в Японии, в СНГ — в Якутии, Новосибирской, Томской и Омской областях, Поволжье, в Алтайском и Краснояр­ском краях, в Магаданской области, в Казахстане, Кыргызстане, Татарстане.

Этиология и патогенез. Вызываются заболевания глистами — Echinococcus granulosus и Echinococcus multicularis . Жизненный цикл паразитов происходит со сменой двух хозяев.

Яйцо гельминта, попадая в пищеварительный канал промежу­точного хозяина, проникает в кровеносные сосуды и разносится по всем органам. Наиболее часто поражается печень — в 53—85 % наблюдений (О. Б. Милонов, 1972). В организме промежуточного хозяина из яйца развивается пузырчатой формы паразит—цистицерк. Для эхинококкоза промежуточным хозяином могут быть ко­рова, баран, лошадь, верблюд, коза, свинья, обезьяна, белка, чело­век, для альвеококкоза — грызуны: мышь, крыса, хомяк, суслик, белка и т. п.

После смерти промежуточного хозяина пораженные гельмин­том органы поедаются хищниками, (собакой, волком — при эхинококкозе, лисицей, песцом — при альвеококкозе). В организме хищ­ника — окончательного хозяина — гельминт достигает половозре­лой формы и приобретает способность продуцировать новые яйца.

Человек заражается эхинококкозом и альвеококкозом при упо­треблении в пищу огородных и дикорастущих овощей, фруктов и ягод, покрытых яйцами гельминтов, при употреблении воды из загрязненных водоемов, а также при обработке шкур хищников, чаще всего лис и песцов, болевших гельминтозом. Возможно так­же заражение от собак (Н. П. Лукашенко, 1967). Зараженность альвеококкозом в Якутии колеблется от 15,6 % (для собак) до 43,6% (для песцов)—Н. М. Губанов (1960), М. Г. Сафронов (1966).

Пастухи могут также заражаться путем вдыхания пыли. Яйца гельминта, попав в кишечник человека, освобождаются от оболоч­ки, и содержащийся в них зародыш—онкосфера — внедряется в слизистую оболочку, откуда попадает в вены или лимфатические сосуды, по которым поступает в печень. Большая часть онкосфер здесь задерживается, однако некоторые из них могут через сердце проникать в капилляры легких. Часть онкосфер задерживается в легких, а остальные поступают в большой круг кровообращения и разносятся во все органы, где они оседают и постепенно превра­щаются в эхинококковую кисту или альвеококковый узел.

Эхинококковая киста имеет сформированную капсулу, и рост ее происходит в пределах капсулы за счет сдавливания окружаю­щих органов и тканей. В противоположность этому альвеококкоз характеризуется инвазивным ростом, вследствие чего с течением времени узел прорастает в соседние органы.

Осложнения эхинококкоза связаны с ростом кисты и сдавлива­нием ею сосудов, желчных протоков. Возможен разрыв кисты с выходом содержимого в свободную брюшную полость, желчные протоки.

Гибель паразита обычно сопровождается обызвествлением сте­нок кисты, но иногда наступает вторичное инфицирование ее.

Прорастание альвеококкового узла в желчные протоки вызы­вает желтуху. Прорастание в воротную или печеночную вену со­провождается нарушением оттока крови и явлениями портальной гипертензии. Однако вследствие очень медленного роста узла орга­низм компенсирует возникающие нарушения, поэтому клиниче­ские симптомы проявляются обычно в терминальной стадии бо­лезни.

Патологическая анатомия . Эхинококковые кисты представляют собой округлые плотноэластичные образования белого или бело-желтого цвета, покрытые плотной фиброзной капсулой.

Чаще всего эхинококковые кисты печени одиночные. Множест­венные кисты печени встречаются у 4—37,8 % больных (О. Б. Милонов, 1972). Размеры кист могут быть разными — от нескольких миллиметров до 20 см и более в диаметре. Стенка кист состоит из двух слоев: наружного и внутреннего. Наружный слой назы­вается кутикулярной, или хитиновой, оболочкой, внутренний — зародышевой, или герминативной, оболочкой. Фиброзная капсула образуется как барьер организма в ответ на выделяемые парази­том токсины.

Содержимое эхинококковых кист представляет собой прозрач­ную жидкость, в которой плавают дочерние и внучатые зароды­ши— сколексы. Дочерние сколексы образуются из зародышевой оболочки, внучатые—из дочерних. Если образования зародышей не происходит, в эхинококковой кисте не обнаруживаются ни до­черние, ни внучатые сколексы, она заполнена лишь прозрачной жидкостью. Такие кисты называются ацефалоцистами.

Дочерние и внучатые сколексы могут самостоятельно разви­ваться в организме промежуточного хозяина.

В кистозной жидкости содержится много белка, поэтому при попадании ее в организм человека после разрыва кисты могут развиться тяжелые аллергические реакции вплоть до шока.

Нагноение эхинококковой кисты сопровождается помутнением жидкости. После гибели паразита киста заполняется белой каши­цеобразной массой.

Альвеококкоз представляет собой мелкие пузырьки белого или бело-желтого цвета, вкрапленные в воспалительно изменен­ную и некротизированную окружающую ткань. Пузырьки плотно фиксированы к окружающей ткани, и изолированное вылущивание

их невозможно. Размеры отдельных пузырьков не превышают 3— 5 мм, однако скопления их могут образовывать узлы до 15 см и более в поперечнике. Для альвеококкоза характерны инфильтри­рующий рост и размножение пузырьков паразита по типу внеш­него почкования. Вследствие этого длительно существующие узлы имеют бугристую форму, они плотны на ощупь, поэтому иногда ошибочно диагностируют злокачественную опухоль. Множествен­ная инвазия альвеококка может симулировать метастатические опухоли печени.

Альвеококковые узлы больших размеров подвержены некроти­ческому распаду, который начинается в центре узла и приводит к образованию одной или нескольких полостей, нередко содержа­щих секвестры некротизированных тканей.

Вследствие инвазивного роста альвеококковые узлы прораста­ют в сосуды и желчные протоки, а при расположении у поверх­ности печени — в соседние органы (желудок, желчный пузырь, диафрагму, надпочечник, позвоночник), чем еще больше увеличи­вается их сходство со злокачественной опухолью.

Как при эхинококкозе, так и при альвеококкозе непораженная часть печени компенсаторно увеличивается. Увеличение печени в размерах тем более выражено, чем длительнее срок заболевания и значительнее размеры паразита. Компенсаторное увеличение пе­чени надо дифференцировать с патологическим ее изменением (И. Л. Брегадзе, 1972).

Клиника . Заражение как эхинококкозом, так и альвеококкозом проходит бессимптомно. В тех случаях, когда из-за массивной ин­вазии часть эхинококковых онкосфер преодолевает печеночный барьер и попадает через легкие в общий кровоток, возникают кратковременные нерезко выраженные аллергические реакции — кожный зуд, крапивница. Обычно установить их истинную причину не удается.

Небольших размеров эхинококковая киста или альвеококковый узел обычно не вызывают никаких неприятных ощущений у чело­века, поэтому их обнаруживают случайно во время медицинского осмотра, при операции, предпринятой по поводу другого заболе­вания.

Паразит, достигающий крупных размеров или вызывающий осложнения, вызывает в первую очередь ощущение тяжести в пра­вом подреберье, усиливающееся после еды или физической нагруз­ки. Это ощущение сочетается с нарастающей слабостью, быстрой утомляемостью, ухудшением аппетита. У больных эхинококкозом возможны периодически повторяющиеся кожный зуд, крапивница, рвота, понос.

Однако вследствие медленного течения заболевания организм человека обычно успевает приспособиться к происходящим изме­нениям, поэтому нередко первым симптомом бывает пальпируемая плотноэластическая опухоль при эхинококкозе или плотная, увели­ченная, безболезненная печень при альвеококкозе.

Предлежание эхинококковой кисты к передней брюшной стенке позволяет иногда определить симптом «дрожания гидатид»: поло­жив несколько раздвинутые указательный, средний и безымянный пальцы левой руки на кисту, постукивают по среднему пальцу. При этом колебание стенок и содержимого кисты ощущается двумя другими пальцами.

Прогрессирование заболевания ведет к осложнениям. Наиболее часто (в 15—34 % наблюдений) отмечается нагноение эхинокок­ковой кисты (О. Б. Милонов, 1972; Н. Я. Кабанов и соавт., 1990). При этом появляется сильная боль в месте локализации кисты, температура тела повышается до 38°С и более, периодически снижаясь по типу гектической лихорадки. Если киста пальпирует­ся, то ощупывание ее становится болезненным. Возможен прорыв нагноившейся кисты в брюшную или плевральную полость или в полый орган.

Разрыв большой эхинококковой кисты, наступающий обычно после незначительной травмы живота или резкого движения, со­провождается коллапсом, кожным зудом, крапивницей. Пальпиро­вавшееся перед этим округлое образование исчезает.

Прорыв содержимого кисты в желчные протоки вызывает обтурацию их дочерними и внучатыми сколексами, вследствие чего развивается приступ сильной боли в правом подреберье, как при желчнокаменной болезни. Через 1—2 сут появляются желтушность склер и кожи, признаки холангита.

Возможен прорыв эхинококковой кисты в желудок, кишечник, плевральную полость, а также внепеченочные проявления эхинококкоза и обусловленные им осложнения. Прорыв эхинококковой кисты в бронх сопровождается приступом кашля и отхождением большого количества мокроты, содержащей дочерние и внучатые сколексы. Описаны единичные наблюдения слепоты вследствие развития эхинококковой кисты на глазу, мозговые расстройства при поражении головного мозга.

У больных альвеококкозом прогрессирование болезни прояв­ляется желтухой. Н. П. Крылова (1965) наблюдала увеличение селезенки у 15, асцит — у 9 из 173 больных.

При обследовании 350 больных альвеококкозом желтуха обна­ружена у 42%, распад узла с образованием полости — у 32%, множественная локализация — у 20 %, прорастание узла в другие органы —у 13,7%, асцит—у 10,5% (Ш. А. Набоков, Р. X . Ва­сильев, 1978).

Альвеококкоз легких проявляется кровохарканьем, альвеококкоз мозга — упорной головной болью, а также симптомами очаго­вого мозгового поражения (И. Л. Брегадзе, 1972).

Лабораторная диагностика . При эхинококкозе количество эозинофилов в периферической крови повышается у 8—10 % больных, при альвеококкозе — у 60% больных (И. Л. Брегадзе, 1972, О. Б. Милонов, 1972). Распад паразитарного узла сопровождается исчезновением эозинофилии. СОЭ обычно увеличена.

Биохимическое исследование крови выявляет отклонения от нормальных показателей только в далеко зашедших стадиях бо­лезни.

О степени нарушения функции печени у больных альвео- и эхинококкозом свидетельствуют показатели пробы Квика—Пытеля (менее 75 %), положительные осадочные пробы, обнаруживае­мые более чем у 50 % больных (Б. И. Альперович, 1972; А. В. Старицкий, 1978).

Реакция Касони заключается в том, что внутрикожно вводят 0,1—0,2 мл фильтрата эхинококковой жидкости в разведении 1 : 100. При положительной реакции отмечаются резкое покрасне­ние, отек кожи и зуд в месте инъекции.

Проба положительна у 80 % больных эхино- и альвеококкозом. Недостатком ее является возможность положительной реакции при отсутствии паразитарной инвазии.

Реакция латекс-агглютинации связана с сорбцией антигенов эхинококка или альвеококка на ионообменной смоле. Реакция по­ложительна у 98 % больных эхинококкозом и у 90 % больных альвеококкозом (В. И. Зорихина, 1969).

Для диагностики эхинококкоза предлагались также эозинофильная проба, реакции преципитации, сколекс-преципитации, связывания комплемента, антитриптическая и мейостанминовая проба, но они не получили широкого распространения из-за малой информативности и сложности выполнения.

Осуществив анализлабораторных тестов (реакции Ка­сони, латекс-агглютинации, непрямой гемагглютинации, двойной диффузии в геле и иммуноферментного анализа), применяемых для диагностики эхинококкоза печени, Ю. С. Гилевич и соавторы (1990) показали, что реакция Касони дает много осложнений, по­этому они считают применение ее нецелесообразным. Кроме того, после хирургического лечения реакция Касони в течение 10— 15 лет остается следовой и не может быть использована для вы­явления рецидивов эхинококкоза.

Информативность других лабораторных тестов составляет, по данным авторов, 75—93 %.

Обзорное рентгенологическое исследование грудной клетки и брюшной полости обнаруживает эхинококковые кисты в случае обызвествления их стенок или при значительном выпячивании купола диафрагмы, а также кисты, расположенные в легких. Альвеококковые узлы также иногда подвергаются обызвествлению и могут быть обнаружены при обзорном рентгенологическом ис­следовании.

Результаты сканирования печени соответствовали операцион­ным находкам у 76,6 % больных эхинококкозом (О. Б. Милонов и соавт., 1979). В последние годы в связи с широким внедрением в клиническую практику ультразвукового исследования и компью­терной томографии указанный метод утратил свое значение.

Информативность ультразвукового исследования в диагностике эхинококкоза достигает 89—92 % (рис. 25).

Ангиографическими признаками эхинококковой кисты и альвеококкового узла печени являются смещение артерий и вен, образо­вание бессосудистых зон. Эхинококковые кисты характеризуются скоплением контрастного вещества по окружности капсулы, в то время как альвеококковый узел прорастает в сосуды, проявляется картиной «обрыва» контрастирования.

Артериография оказалась информативной у 35 из 37, трансумбиликальная портогепатография — у 67 из 77 больных альвео-коккозом (Б. И. Альперович, 1972; М. Kasai и соавт., 1980).

Лапароскопия представляет диагностическую ценность только при локализации паразита в доступных осмотру частях печени.

Пункционную биопсию при альвеококкозе у тяжелобольных рекомендует И. Л. Брегадзе (1972). В. А. Вишневский (1990) для дифференциальной диагностики эхинококкоза и других очаговых поражений предлагает широко использовать пункцию очага под контролем ультразвукового исследования и компьютерной томо­графии.

Диагноз эхинококкоза ставят на основании: 1) указаний в анамнезе на пребывание в эндемичной по эхинококкозу местности; 2) обнаружения при пальпации плотноэластической кисты, связан­ной с печенью; 3) положительных серологических реакций (реак­ции латекс-агглютинации, пассивной гемагглютинации и др.); 4) выявления патологического очага в проекции печени по ре­зультатам ультразвуковой, компьютерной томографии, ангиогра­фии сосудов печени.

Для диагностики альвеококкоза справедливы те же критерии, что и для эхинококкоза, кроме второго признака. Пальпируемый альвеококковый узел имеет каменистую плотность, границы его нечеткие, постепенно переходят на здоровую паренхиму печени.

Учитывая недостатки перечисленных диагностических методов, правильный диагноз до операции устанавливают не всегда, Нередко дифференциальная диагностика между эхинококкозом, непаразитарными кистами печени, альвеококкозом и злокачественными опухолями проводится во время интраоперационной ревизии.

В отличие от непаразитарных кист печени эхинококковая кис­та имеет хорошо выраженную стенку. Стенка непрозрачна, при повреждении наружного слоя хорошо расслаивается.

Диагноз эхинококкоза становится очевидным после вскрытия паразитарной кисты и обнаружения дочерних сколексов. Однако из-за опасности развития аллергических реакций, а также диссеминации паразита прибегать к диагностическому вскрытию кисты не следует.

Дифференциальная диагностика альвеококкового узла и пер­вичной или метастатической опухоли печени нередко представляет трудности. Важно, чтобы хирург помнил о возможности парази­тарного поражения и прибегал к биопсии с гистологическим иссле­дованием ткани в каждом сомнительном случае.

Приводим классификацию эхино- и альвеококкоза печени, учи­тывающую особенности клинического течения и тактики лечения.

I . По характеру поражения: а) эхинококкоз, б) альвеококкоз.

II . По распространенности процесса: а) поражена только пе­чень; б) поражена печень и другие органы; в) внепеченочная локализация (только для эхинококкоза).

III . По возможности удаления паразита: а) удалимые очаги; б) неудалимые очаги.

IV . По наличию осложнений: а) неосложненное течение; б) осложненное желтухой, нагноением, перфорацией, портальной гипертензией.

Лечение. Консервативная терапия заключается в назначении различных паразитотропных препаратов. Так, лечение мебендазолом в дозе 400—600 мг/сут в течение 21—30 дней позволило до­биться регрессии эхинококковых кист у 7 больных ( A . Bekhti и соавт., 1977; Р. Воигее и соавт., 1978).

В эксперименте установлено, что наиболее сильное действие на ларвоцисты альвеококка оказывает раствор риванола, а полный распад ларвоцист происходит под воздействием примахина в дозе 0,5 г, бигумаля и бисмоверола в дозе 5 г на 1 кг массы ларвоцист (А. И. Кротов и соавт., 1977).

Представляется перспективным изучение эффективности мебендазола в лечении альвеококкоза. В экспериментах удавалось до­стичь угнетения роста и даже гибели ларвоцист паразита в подав­ляющем большинстве наблюдений (А. И. Кротов, О. Б. Милонов, 1980).

При невозможности хирургического удаления альвеококкового узла непосредственно в узел вводят до 10 мл раствора трипафлавина 1 : 1000 или 1 мл тепаля (И. Л. Брегадзе, 1972).

Назначение по 50 мг препарата перорально 1 раз в неделю до 200 мг на курс 13 больным дало следующие результаты: 1 боль­ная умерла через 3 мес после лечения, 4 больных умерли в сроки до 3 лет после лечения, 3 больных жили до 5 лет, о 3 больных

В пупочную вену сарколизин вводили в дозе 40—20 мг/сут (в зависимости от картины крови), общая курсовая доза состав­ляла 200—240 мг. Такое лечение проведено 52 больным, отдален­ные результаты прослежены у 38. В течение первых 2 лет после лечения умерли 3, через 3 года — 12, через 5 лет — 4 больных.

Хирургическое лечение. Установление диагноза или достаточно обоснованное подозрение на эхино- и альвеококкоз служит пока­занием к оперативному вмешательству.

Стабильному улучшению результатов хирургического лечения этих заболеваний на современном этапе будут способствовать:

1) усовершенствование методов дифференциальной и тактиче­ской диагностики эхино- и альвеококкоза печени за счет широкого

использования ультразвукового сканирования и компьютерной то­мографии. В особо сложных случаях в целях дифференциальной диагностики целесообразно применение прицельных пункций кис-

тозных образований под контролем ультразвукового исследо­вания;

2) обязательное использование интраоперационного ультразву­кового исследования в целях выявления глубоко расположенных ранее не диагностированных кист;

3) интраоперационная защита от обсеменения операционного поля сколексами при их удалении;

4) более широкое внедрение долевой и сегментарной резекций печени с удалением паразитарных кист. При невозможности вы­полнения анатомических и атипичных резекций показаны опера­ции по возможности с полным иссечением фиброзной капсулы;

5) использование ультразвукового хирургического аспиратора, лазерного и плазменного скальпеля, прецизионной техники при удалении фиброзной капсулы или при выполнении резекции пе­чени;

6) ультразвуковой и компьютерный контроль зоны вмешатель­ства в послеоперационный период;

7) более широкое использование криохирургических методов в целях уничтожения зародышевых элементов паразита как в содер­жимом, так и в оболочках кисты.

Выбор операционного доступа производится по тем же крите­риям, что и при операциях по поводу опухолей печени.

Для лечения эхинококкоза применяют следующие виды опера­ции: 1) эхинококкотомию, 2) эхинококкцистэктомию, 3) резекцию печени с удалением эхинококковой кисты.

Под эхинококкотомией мы понимаем все те вмешательства, в ходе которых вскрывается просвет эхинококковой кисты и удаляется ее содержимое.

Эхинококкотомия является основной операцией при эхинококкозе печени. При ее выполнении необходимы:

1) изолированная, без обсеменения брюшной полости, эвакуа­ция содержимого кисты которым может быть жидкость с протос-колексами, дочерними пузырями, детрит или гной при нагноении кисты;

2) удаление герминативной и кутикулярной оболочек;

3) осуществление желче- и гемостаза, обработка и устранение остаточной полости.

Эхинококкцистэктомия предусматривает отделение от окружаю­щих тканей и удаление паразитарной кисты без вскрытия ее про­света.

Эхинококкотомия (открытая эхинококкэктомия). После лапаротомии и идентификации кисты ее тщательно отграничивают салфетками и пеленками от других органов и сво­бодной брюшной полости. Кисту пунктируют толстой иглой, соеди­ненной с отсосом. Аспирируют содержащуюся в полости кисты жидкость. Так как дочерние сколексы присасываются к игле и за­трудняют аспирацию, то периодически отключают отсос и пере­мещают иглу внутри полости.

После этого вводят в полость кисты 20 мл 1 % раствора трипофлавина для умерщвления дочерних сколексов (Ю. М. Дедерер, Н. П. Крылова, 1975). По мнению авторов, 10-минутной экспози­ции достаточно, чтобы препарат оказал свое действие. Авторы указывают, что у некоторых больных введение в полость кисты больших доз формальдегида вызывало резкое падение артериаль­ного давления, что потребовало применения реанимационных меро­приятий, поэтому в дальнейшем от использования формальдегида они отказались.

Разрезом, соответствующим диаметру трубки отсоса, вскрыва­ют кисту и сразу же начинают аспирацию дочерних сколексов и оставшейся жидкости. Учитывая несоответствие диаметра трубки медицинских отсосов и размеров дочерних сколексов, рекомендуют для выполнения этой манипуляции использовать пылесос (Ю. М. Дедерер, Н. П. Крылова, 1975).

После того как все содержимое кисты удалено, ее широко вскрывают. Хитиновую оболочку захватывают окончатым зажи­мом, отслаивают от фиброзной капсулы и удаляют.

Оставшуюся фиброзную капсулу обрабатывают 2 % раствором карболовой кислоты, или 2 % раствором формальдегида в глице­рине, или 10 % спиртовым раствором йода для умерщвления пара­зитов, которые могли остаться в ней (О. Б. Милонов, 1972). Одна­ко оптимальным методом обработки полости фиброзной капсулы после эхинококкэктомии считают протирание ее 2—5 % раствором формальдегида или 2—5 % спиртовым раствором йода с последую­щим обезвреживанием 30 % раствором тиосульфата натрия (М. Ю. Гилевич, 1984).

Существует несколько вариантов завершения эхинококкотомии. Марсупиализация остаточной полости — наиболее известный метод. Сущность его заключается в том, что стенки фиброзной капсулы подшивают к брюшине по краям разреза брюшной стенки. Недостатками такого вмешательства являются длительное са­мостоятельное закрытие остаточной полости и возникновение осложнений — желчных и гнойных свищей.

Наружное дренирование остаточной полости трубчатыми или перчаточно-трубчатыми дренажами выполняют после вскрытия на­гноившейся эхинококковой кисты или при операциях по поводу перфорировавших кист.

Ушивание (капитонаж) остаточной полости производят следую­щим образом. Нитями из хромированного кетгута отдельными П-образными швами, накладываемыми изнутри кисты, сближают стенки ее до полного соприкосновения. Иногда вместо П-образных используют кисетные швы. В зависимости от размеров кисты на­кладывают несколько рядов швов, добиваясь полной ликвидации остаточной полости. Стенки прошивают не на всю толщину фиб­розной капсулы, чтобы избежать повреждения сосудов и желчных протоков, которые могут тесно прилежать к капсуле. Вероятность плотного сращения фиброзной капсулы и сосудов тем больше, чем крупнее киста, поскольку при росте паразита происходит оттесне­ние сосудов и желчных протоков. Последний ряд швов наклады­вают на края капсулы на уровне печени таким образом, чтобы на месте кисты оставался видимым снаружи лишь линейный рубец. Брюшную полость зашивают наглухо.

Эхинококкотомию с последующим ушиванием остаточной по­лости иногда называют закрытой эхинококкэктомией (Ю. М. Де­дерер, Н. П. Крылова, 1975).

Тампонада остаточной полости сальником (оментопластика) заключается в том, что прядь большого сальника на сосудистой ножке подводят к остаточной полости и фиксируют к фиброзной капсуле отдельными кетгутовыми швами. Фиксацию производят с таким расчетом, чтобы вся внутренняя поверхность кисты оказа­лась выполненной сальником (см. главу «Абсцессы печени»). Брюшную полость ушивают наглухо. По данным Р. П. Аскерхано-па и соавторов (1984), сочетание эхинококкэктомии с оментопластикой ведет к резкому снижению послеоперационных осложнений (6,1 % вместо 39,2 %), уменьшению количества койко-дней; прак­тически не бывает летальных исходов. В последние годы авторы выполнили оментопластику у 65 % больных эхинококкозом печени.

Как ушивание, так и тампонаду остаточной полости можно производить только в тех случаях, когда полость кисты не сообщается с желчным протоком. В противном случае неизбежно скопление желчи и образование свища или абсцесса.

Цистоэнтероанастомоз между остаточной полостью и петлей тощей кишки при эхинококковых кистах печени применяется очень редко. Он показан, если полость кисты сообщается с желчными протоками.

Техника операции состоит в следующем. После удаления пара­зита и обработки внутренней поверхности фиброзной капсулы вы­ключают по Ру петлю тощей кишки длиной 40 см на расстоянии 30—50 см от связки Трейтца. Длина «выключенной» петли обуслов­лена необходимостью предотвратить заброс пищевых масс в по­лость кисты. Затем «выключенную» петлю проводят через бессосу­дистые зоны брыжейки поперечной ободочкой кишки и желудочно-ободочной связки к остаточной полости печени. Формируют цистоэнтероанастомоз двухрядным швом. Первым рядом швов кет­гутовыми нитями прошивают все слои стенки кисты и фиброзную капсулу. Затем нитями из нерассасывающегося шовного материа­ла соединяют серозно-мышечную оболочку кишки и наружный слой фиброзной капсулы. К месту анастомоза подводят перчаточно-трубчатый дренаж.

Цистоэнтероанастомоз с наружным дренированием полости кисты применен нами для завершения эхинококкэктомии при боль­ших размерах остаточной полости у 2 больных. Сущность опера­ции заключается в следующем. Цистоэнтероанастомоз наклады­вают по методике, описанной выше, с расчетом, чтобы около 10 см кишки от места пересечения ее до анастомоза оставалось свобод­ным. Этот участок кишки используют для проведения в кисту трубки диаметром 6—8 мм, второй конец которой выводят наружу по типу подвесной еюностомы.

В послеоперационный период через трубку оттекает содержи­мое кисты, а также промывают остаточную полость растворами антибиотиков и антисептиков. Трубку удаляют через 14—18 сут после операции, предварительно выполнив чрездренажную кистографию, которая указывала на облитерацию на 2/3—3/4 исходного объема полости кисты.

Б. Р. Бабаджанов и соавторы (1990), В. А. Вишневский (1990) для остановки крове- и желчетечения, а также в целях подавле­ния жизнедеятельности протосколексов и ацефалоцист, проникших в фиброзную оболочку, обрабатывают полость кисты сфокусиро­ванным лазерным и плазменным лучом. В. А. Рудаков и соавторы (1990) в этих целях широко используют криохирургический метод лечения.

Эхинококкцистэктомию выполняют следующим обра­зом. После лапаротомии и принятия решения об объеме операции накладывают турникет на печеночно-дуоденальную связку, но не затягивают его. Рассекают треугольную и серповидную связки пе­чени и выводят в операционную рану кисту вместе с несущей ее долей печени. Рассекают фиброзную оболочку печени вблизи на­ружной оболочки кисты и поэтапно отделяют кисту от окружаю­щей паренхимы. Мелкие сосуды и (или) желчные протоки, прохо­дящие в толще фиброзной капсулы, обычно пересекают и перевя­зывают. Более крупные сосуды и желчные протоки отделяют от капсулы кисты, стараясь не повредить стенки. Если такое отделе­ние невозможно, то хирургу приходится решать вопрос о том, что целесообразнее предпринять в данной ситуации: пересечь и пере­вязать сосуды и желчные протоки и затем одновременно с удале­нием паразита выполнить резекцию участка печени, с которым были связаны пересеченные сосуды и протоки, или же рассечь кап­сулу кисты и выполнить операцию по типу эхинококкотомии.

В процессе эхинококкцистэктомии возможно повреждение со­судов. Для уменьшения кровопотери пережимают печеночно-дуо­денальную связки на период, пока поврежденные сосуды не будут захвачены зажимом и перевязаны.

После удаления эхинококковой кисты раневую поверхность пе­чени обрабатывают так же, как после резекции печени (см. главу «Опухоли печени»).

Эхинококкцистэктомия имеет то преимущество, что при ее вы­полнении отсутствует угроза развития аллергических реакций и диссеминации паразита вследствие попадания содержимого кисты в брюшную полость. Даже если содержимое кисты гнойное, опи­санная методика предотвращает инфицирование окружающих тканей.

Однако широкое применение эхинококкцистэктомии ограничи­вается тем, что по мере роста кисты крупные сегментарные и даже долевые сосуды и желчные протоки оказываются все более тесно сращенными фиброзной капсулой кисты и изолированное отделе­ние их становится невозможным. Вследствие этого к эхинококк­цистэктомии прибегают обычно тогда, когда киста расположена близко к поверхности печени и связана с ее паренхимой.

Резекцию печени выполняют по методике, аналогичной той, которую применяют при удалении опухолей печени (рис. 26).

Атипичную резекцию печени с удалением паразитарных кист применяют для удаления небольших, диаметром до 5 см, кист, расположенных вблизи поверхности печени в зонах, где допустимо выполнение атипичных резекций.

Анатомическая резекция показана при глубоком внедрении кис­ты в печень.

Считаем необходимым удаление паразита методом резекции печени вместе с кистой при: 1) нагноении содержимого кисты; 2) кальцинозе стенки кисты; 3) наличии множественных парази­тарных кист в одной анатомической доле печени.

При прорыве эхинококковой кисты в желчные протоки выпол­няют холедохотомию и наружное дренирование общего желчного протока (Г. С. Саидов, М. М. Абдурахманов, 1981), При перифе­рическом расположении кисты в печени и удовлетворительном об­щем состоянии больного авторы рекомендуют выполнять наруж­ное дренирование общего желчного протока одновременно с эхинококкэктомией. Тяжелое общее состояние больного, наряду с локализацией кисты в толще печени, считают показанием к холе-дохотомии, удалению дочерних пузырей из желчных протоков и дренированию остаточной полости наружу через желчный проток.

Анализ лечения 32 больных с эхинококковыми кистами с прорывом в желчные протоки провели Ch . N. Sbarounis и соавторы (1981). Авторы подчеркивают необходимость создания оттока жел­чи путем наружного дренажа общего желчного протока или трансдуоденальной папиллосфинктеротомии во время первичного вмешательства. Из 15 больных, у которых первое вмешательство заключалось в эхинококкотомии и наружном дренировании кисты, повторные операции для ликвидации желчного свища выполне­ны у 7.

Одновременный прорыв эхинококковой кисты в желчные про­токи и в бронхи требует ревизии диафрагмальной поверхности пе­чени и нижних долей легкого. При использовании торакотомии у 10 и торакофренолапаротомии у 5 больных удалось выполнить эхинококкотомию, удалить содержимое кисты и провести вмеша­тельство на легком, однако ревизия желчных протоков оказалась невозможной, вследствие чего у 9 больных понадобилось повтор­ное вмешательство, выполненное через лапаротомный доступ ( R . Nzabi , 1978). У 7 больных, поступивших в хорошем состоянии, лапаротомия и торакотомия выполнены одновременно; 2 тяжело­больным производили только лапаротомию, разъединение сраще­ний между легким и печенью и дренирование поддиафрагмально-го пространства. Из 24 оперированных умерли 4.

Источник: http://zinref.ru/000_uchebniki/03200medecina/025_03_00_hirurgia_pecheni_i_jeltoputei_shalimov_1993/005.htm

Published by admin